?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Бабья забота

В вагон вошли двое - супруги, уже немолодые, но ещё свежие. Он сел напротив меня, у окна, а она - с краю, рядом со мной. Всю дорогу она вертелась - то заглядывала мне в книгу, то в окно, то на часы, откидывалась на мягкую спинку, тискала свой кулёк или опускалась на руки, сложенные крестом на коленях.

Поначалу она долго приставала к мужу. Они обсуждали какую-то ерунду, да как-то свысока, говоря гадости и будто даже соревнуясь в том, у кого противнее это получится. К счастью, он быстро утомился, забился в угол, долго равнодушным взглядом смотрел на качающиеся провода, и, наконец, задремал.

Солнце уже совсем опустилось. Вагон остыл. Ветер перебегал из одного окна в другое, и уже не казался лёгким и свежим, и был неприятен, и все ёжились поближе друг к другу, почему-то стесняясь встать и опустить стёкла.

Она всё дёргалась, как только дёргаются и маются в длительной поездке маленькие дети, наконец, совсем заскучала и вдруг резко перегнулась через меня, цапнула его за локоть и растормошила. Он, выдернутый изо сна, долго моргал высохшими глазами и пытался расслышать, что она пытается ему сказать.

"Вить, ты бы ветровку надел!" - говорила она ему сквозь грохот колёс и указывая глазами на большую сумку. - "Так оно тебе лучше будет".